Final Fantasy Wiki
Advertisement

Я никогда не знал Сефирота. Я просто... Я чувствую его. И это невыносимо, думать, что Матери он нужен больше, чем...
— Кададж

Кададж — главный антагонист новеллы Final Fantasy VII The Kids Are Alright: A Turks Side Story и второстепенный антагонист Final Fantasy VII: Advent Children. Воплощение воли Сефирота, возникшее из Лайфстрима, чья цель — найти Дженову, которую он считает своей матерью, и осуществить второе Воссоединение Дженовы.

Новелла Final Fantasy VII The Kids Are Alright: A Turks Side Story, написанная сценаристом Кадзусигэ Нодзимой, проливает свет на события, которые произошли до Final Fantasy VII: Advent Children.

Описание[]

Внешность[]

Как и другие воплощения воли Сефирота, Кададж сильно похож на него. Винсент Валентайн называет его "личиночной формой" Сефирота. Кададж носит чёрный кожаный костюм с перчатками и длинным плащом, который застегивает почти до конца. На спине плаща вышито одно крыло, которое является отсылкой к крылатой форме Сефирота. У Кададжа серебристые волосы до плеч, частично скрывающие лицо, и зелёные глаза с вертикальным зрачком. Оружие Кададжа — Соуба — катана с двумя параллельными лезвиями, которую он носит в ножнах, закрепленных у поясницы.

Характер[]

Кададж с образом Сефирота, перекрывающим его.

Что с того, что я марионетка? Когда-то и ты был ей!
— Кададж — Клауду

Кададж воплощает жестокость и безумие Сефирота. Он предан Дженове и готов на всё, чтобы найти её, однако не знает о влиянии на неё Сефирота. В результате Кададж чувствует сомнения из-за того, Дженова "выбирает" Сефирота, а не его, и хотя он точно не понимает, кто такой Сефирот, он говорит Руфусу Шинра, что чувствует его присутствие.

Кададж высокомерен и насмехается над Руфусом и Турками. Он думает, что связь Клауда Страйфа с Дженовой делает их братьями, но считает его предателем. Разгневанный Кададж атакует яростно, как например, когда Клауд говорит ему, что он лишь марионетка Сефирота. Номура сказал о нём, что он "говорит быстро, потом говорит медленно или разражается смехом без явной причины".

Способности[]

Кададж проводит Лимит.

Кададж — искусный мечник, способный на равных сражаться с Клаудом один на один. Когда Клауд ослаблен Геостигмой, Кададжу удается одержать над ним верх. Также он в одиночку побеждает Рено и Руда. Кададж может призывать из Лайфстрима стаи Теневых ползунов и использует Материю, чтобы призвать Бахамута СИН. В Advent Children Complete он проникает в горную лечебницу в виде чёрного тумана.

Когда он входит в озеро в Забытой столице, вода в нём становится чёрной, и клетки Дженовы в детях, заражённых Геостигмой, пробуждаются, когда они выпивают её. Это может быть некой формой его Лимита, потому что выполняя его Кададж светится, как персонажи игры при использовании Лимитов.

В Turks -The Kids Are Alright- Кададж появляется перед некоторыми людьми в облике их умерших знакомых, чтобы вынудить их помочь ему в поисках Дженовы, что напоминает о способности самой Дженовы к трансформации. Он может исчезать и появляться в другом месте, невосприимчив к атакам огнестрельным оружием, вероятно, это часть его способности по превращению в туман. Он может снимать физическую боль и возвращать её, что можно видеть, когда он "исцеляет" плечо Эвана Таунсхенда и при их повторной встрече в горах.

В отличие от многих антагонистов Компиляции Final Fantasy VII, обладающих огромной физической и магической силой, в Кададже нет клеток Дженовы, а Материю он получает только по ходу событий Advent Children. Источником его особых магических способностей стал негативный Лайфстрим, из которого было создано его тело, а его физическая сила и боевые таланты связаны с тем, что он является воплощением воспоминаний о Сефироте.

Сюжет[]

СПОЙЛЕР: Ниже раскрывается сюжет и/или детали концовки. (Пропустить раздел)

Final Fantasy VII The Kids Are Alright: A Turks Side Story[]

Кададж появляется на свет в озере чёрной воды неподалеку от Нибельхейма. Он спасает Кирие, которая чуть не утонула в этом водоеме, и позже разговаривает с ней в кабинете доктора Дрейка, который принимает его за своего друга, погибшего при пожаре. Это оказывается проявлением умения Кададжа принимать облик погибших близких людей, с которыми он общается, способность, которое обладала и Дженова. Позже Кададж принимает облик доктора Дрейка и Фабио и снимет боль Эвана Таунсхенда, когда тому оперируют раненную руку.

При повторной встрече в хижине в горах, Кададж возвращает ему чувствительность к боли. Позже он пытается обманом заставить Кирие рассказать ему где находятся останки Дженовы, но она стреляет в него. Кададж нападает на вертолет Турков и делает так, что тот сбивает сам себя. Он заставляет Кирие спуститься в расщелину, затем преследует её и Эвана в пещерах, но в конце концов спрыгивает в Лайфстим и растворяется в нём, когда Эван сбрасывает туда ещё живые останки Дженовы.

Final Fantasy VII: Advent Children[]

Моё воссоединение... держу пари, что ты до смерти хочешь увидеть его...
— Кададж — Клауду перед превращением в Сефирота

"Рождение" Кададжа.

Падение Кададжа в Лайфстрим не убивает его, как и Сефирота до него. Он восстанавливается в Северном кратере, когда Турки забирают оттуда останки Дженовы, а рядом с ним появляются два других воплощения Сефирота — Лоз и Язу. Они побеждают Турков, а затем решают разыскать голову Дженовы, которую тем всё же удалось вывезти из кратера.

Кададж появляется в Мидгарской пустоши, где призывает Теневых ползунов, которые нападают на Клауда, едущего на мотоцикле. Поговорив по телефону с одним из Турков, он отзывает чудовищ и отправляется на встречу с Руфусом Шинра. Прибыв к нему вскоре после ухода Клауда, Кададж рассказывает, что источником болезни Геостигма стали останки Дженовы в Лайфстриме, и что все заражённые этой болезнью являются частью второго Воссоединения Дженовы, которое восстановит Сефирота. Однако одной Геостигмы для этого недостаточно, и Кададжу нужны останки Дженовы, местоположение которых, как он считает, известно Руфусу.

Кададж направляет на Клауда Соубу.

Когда его братья привозят в Забытую столицу детей, зараженных Геостигмой, Кададж рассказывает им, что их болезнь вызвана тем, что их тела отторгают воздействие Дженовы, и что её присутствие делает их всех братьями и сёстрами. Кададж заставляет детей выпить воду из почерневшего озера, что пробуждает стремление к воссоединению в "спящих" клетках Дженовы в их телах. Клауд сражается с Кададжем и его братьями, но поскольку он ослаблен Геостигмой и оказывается в меньшинстве, он терпит поражение, и его спасает Винсент Валентайн. Винсент рассказывает Клауду об истинной природе Геостигмы и вероятном грядущем возрождении Сефирота, хотя и не говорит о его связи с Кададжем.

Превращение Кададжа в Сефирота в Advent Children.

Теперь, кода стремление к воссоединению ведёт детей, Воплощения Сефирота ищут останки Дженовы в Эдже. Лоз и Язу сражаются с Турками, а Кададж призывает Бахамута СИН, который нападает на город. Во время атаки Кададж говорит с Руфусом и подтверждает, что Сефирот вскоре возродится. После того как Клауд и его друзья уничтожают Бахамута СИН, Руфус показывает контейнер с останками Дженовы, которые скрывал под накидкой.

Он сбрасывает контейнер со здания, на котором проходит их встреча, и Кададж прыгает следом и ловит его в воздухе. Далее следует сражение-погоня между Воплощениями и Клаудом на Мидгардском шоссе, в котором, как кажется погибают Лоз и Язу. Кададж вырывается вперед и останавливается в церкви Сектора 5, чтобы осмотреть Дженову, в ужасе понимает, что от неё осталось, и плачет. Клауд врывается в здание, и Кададж нападает на него. Аэрис призывает гейзер целительной воды, которая ранит Кададжа и вынуждает его бежать. Вода излечивает Клауда от Геостигмы.

Кададж растворяется в Лайфстриме.

Клауд находит Кададжа рядом с развалинами штаб-квартиры Шинра. Кададж не знает, что ему делать с останками Дженовы сейчас, когда они у него в руках, но когда Клауд указывает на это, нападает на него. Восстановивший силы Клауд одерживает победу, и Кададж повисает на краю башни. Он спрыгивает, в падении поглощает клетки Дженовы и через несколько мгновений превращается в Сефирота.

После поражения Сефирота из его распадающегося тела появляется смертельно раненный Кададж и пытается напасть на Клауда, но без сил падает ему на руки. Пока Клауд держит его в объятиях, Кададж называет его "братом", и с ним говорит Аэрис. Посчитав, что это Дженова, Кададж называет её "матерью" и, следуя за ней, растворяется в Лайфстриме.

Появления в других играх[]

Основная статья: Кададж/Появления в других играх

Кададж появляется в следующих играх серии Final Fantasy:

Создание и разработка[]

Ранний набросок Кададжа, известного как "Потерянное имя" (Lost Name).

В игре Сефирот был невероятно сильным противником Клауда. В фильме нам нужен был настолько же сильный антагонист, возможно даже более сильный из-за небольшого количества экранного времени. Поэтому мы сделали Кададжа настолько злым и безумным.
— Тэцуя Номура, Reunion Files.

Кададж был создан Тэцуей Номурой. Прежде чем он получил имя и были разработаны его братья, модель персонажа и концепт-арты были названы "Потерянное имя" (Lost Name). Кададж стал первым из Воплощений Сефирота, показанных на экране, это произошло на Tokyo Game Show в коротком трейлере, в котором он сражался с Клаудом, вооруженным Бастер мечом, поскольку Фьюжн мечи ещё не были созданы. Для создания этой сцены Номура лично участвовал в захвате движений, где выступил в качестве модели для Кададжа и продемонстрировал его боевой стиль, использовав бамбуковый меч. В этот момент Кададж был известен под именем "таинственного врага".

Кададжа сделали самым юным из Воплощений и их лидером, чтобы продемонстрировать психологический ужас ребенка, которого невозможно остановить. Поначалу предполагалось, что Кададж будет жестоким подростком, действующим необдуманно. Подсюжет в котором Воплощения преследуют компанию "Шинра", чтобы найти голову Дженовы был добавлен, чтобы дать цель действиям Кададжа.

Из окончательной версии фильма собирались удалить два эпизода с Кададжем: его разговор с Руфусом в Эдже и сцену его смерти, где он слышит голос Аэрис — но Номура настоял на том, чтобы они остались, чтобы ярче очертить его характер. Создатели фильма видели в Кададже напоминание о том, чем когда-то был Клауд — марионеткой Сефирота, — что привело к добавлению строки, в которой Кададж напоминает об этом Клауду. Благодаря этой фразе создатели начали больше симпатизировать Кададжу, что повлекло за собой создание большего числа сцен с его участием.

Озвучивание[]

В японской версии фильма Кададжа озвучил Сётаро Морикубо. Голос Морикубо помог чётче определить Кададжа как изумлённого подростка со склонностью к безумию. Номура выбрал Морикубо, потому что посчитал, что Кададж должен говорить с акцентом, а у этого сейю особое произношение, которое подходило к его задумке. Морикубо шутил, что правильно озвучивать слова Кададжа было сложно из-за того, что его безумие проявляется в постоянном изменении тона, и что только ошибившись несколько раз и "выйдя из себя", он добился правильного звучания. Содиректор Такеси Нозуэ сказал, что смоделировать Кададжа было нетрудно, потому что голос Морикубо дал ему чёткое представление о том, как персонаж должен выглядеть.

В английской версии фильма он был озвучен Стивом Стейли.

Галеря[]

Этимология[]

С персидского языка "Khadaj" переводится как "незавершённый", что отражает роль Кададжа в качестве Воплощения Сефирота.

Интересные факты[]

  • Как и другие воплощения Сефирота, Кададж - левша.
  • Кададж и его братья могут быть самыми молодыми антагонистами серии Final Fantasy; хотя физически они выглядят как подростки, они существовали лишь пару недель перед тем, как напали на Эдж.
  • На рекламном плакате Advent Children Клауд держит раненного Кададжа также, как держал тело Аэрис, когда опускал его в озеро.
  • Прежде чем, раствориться в Лайфстриме, Кададж берет кого-то за руку, вероятно, Аэрис.

VIIAC wiki icon.png

Advertisement